kazak_levashov


Книга: Программист - миллионер - звезда


Previous Entry Share Next Entry
Первое интервью Касперского
levashov_as wrote in kazak_levashov
Свое первое интервью Евгений Касперский дал сам себе на выставке CeBIT в 1992 году.

Цитаты:

"Наш товар на Западе не нужен"

"На стенде Micrisoft несколько дней бесплатно раздавали трехдюймовые дискеты, козырьки и наклейки с рекламой Windows"

"Мы прекрасно понимали, что там забесплатно не нужны ни модемы, рассчитанные на низкоскоростные линии связи, ни антивирусный комплекс, ориентированный на «советские» вирусы"

"Процессор Intel 386SX вытеснил Intel 286 с западного рынка. Компьютеры класса PC-286 предлагались только на российском стенде"

— Евгений, несмотря на то, что CeBIT-92 – крупнейшая в мире компьютерная выставка, среднестатистический российский программист вряд ли может похвастать обширными знаниями о ней. Расскажи подробнее, что же это такое на самом деле.

— Ты знаешь, Евгений, повествование об этой выставке лучше начать с рассказа о месте ее проведения – Deutsche Messe в Ганновере. Это огромный выставочный комплекс: размером, наверное, с четверть ВДНХ (с учетом автостоянок), более двух десятков огромных павильонов, свой железнодорожный вокзал, рестораны (один из них размером с половину футбольного поля, со своим пивным заводиком), площадка воздушного такси и т.д. и т.п. В 1992 году в этом комплексе будут проводиться 10 крупнейших выставок по различным тематикам.

— Ты сравнил немецкую выставку с московской ВДНХ. Они что, действительно похожи?

— ВДНХ – пожалуй, наиболее близкий Deutsche Messe пример, но отличаются эти два выставочных комплекса примерно так же, как рубль от немецкой марки. Если перейти конкретно к компьютерной выставке CeBIT, которая занимала 20 павильонов, то она отличается от любой московской компьютерной выставки примерно так же, как рубль от 20 немецких марок.

— Ну что же, отличия вроде как выяснили. А что было представлено на выставке?

— Легче сказать, чего там не было. Не было процессора Intel 80586 и нормально работающей Windows 3.1 (информация для любителей халявы: на стенде Micrisoft несколько дней бесплатно раздавали трехдюймовые дискеты, козырьки и наклейки с рекламой Windows). Все остальное на выставке было. От NoteBook-486 с цветным монитором до пылесосов для клавиатуры. От компьютерных фотоаппаратов, подключающихся к IBM PC (32 ч/б кадра, вместо фотопленки – микросхемы памяти, размер – с милицейскую рацию), до коробок для дискет. Одним словом – все!

— И какие впечатления от этого изобилия?

— Основное впечатление таково: процессор Intel 386SX вытеснил Intel 286 с западного рынка. Компьютеры класса PC-286 предлагались только на российском стенде, и мои попытки найти что-нибудь послабее 386SX ни к чему не привели (если не считать записные книжки на, кажется, Intel 80С86). Если добавить к этому впечатление от одного из популярнейших в России компилятора Borland C++, новая версия которого категорически отказалась работать на компьютерах без 2M памяти, то напрашивается вывод о том, что скоро практически всем разработчикам придется отказываться от стандарта де-факто – PC-286 + 1M памяти.

Есть и другое впечатление: IBM-совместимые компьютеры на западном рынке имеют гораздо большую популярность, чем другие модели.

— Расскажи подробнее о российском стенде и об участии в выставке наших соотечественников.

— Практически все крупные компании были представлены собственными огромными стендами. Тогда как мелкие и средние фирмы из одной страны часто объединялись в большой национальный стенд, на котором каждому выделялся собственный «подстенд». Например, США были представлены несколькими объединенными стендами в разных павильонах, крупный стенд был у тайваньских компаний. Примерно половина фирм бывшего СССР выставлялась самостоятельными стендами, а другая половина – на объединенном стенде. Кстати, участие на общем "совковом" стенде – это не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Часть контактов завязывалась именно потому, что кто-то приходил «поглазеть на русских».

На фоне остальных участников CeBIT'а российские фирмы выглядели довольно убого (очень прошу участников выставки понять меня правильно). Думаю, у этого есть свои причины: во-первых, наш товар на Западе не нужен: откажитесь от иллюзий на этот счет, у них там и так вечный кризис перепроизводства. Во-вторых, прежде чем пытаться протолкнуть свой товар "туда", нужно хотя бы его внешний вид довести до международных стандартов на наших отечественных заводах или типографиях. А стандарты таковы: для «железа» - это Упаковка с большой буквы и отсутствие «заусенец» на предмете продажи, а для софта - обязательная документация (не на серой бумаге) в обязательной Упаковке. Кто пробовал в наших условиях дотянуть свой товар до этих стандартов, тот знает, сколько это отнимает нервов и времени, и что платить за эти западные стандарты часто приходится западными же деньгами.

— На CeBIT-92 ты представлял фирму «КАМИ». Какая продукция была на стенде фирмы и каковы результаты участия в выставке?

— На стенде были представлены транспьютерные платы (совместная разработка «КАМИ» и московской фирмы «Транскомп»), интеллектуальный модем, плата защиты информации для IBM-совместимых компьютеров. Из программного обеспечения – локальная сеть на COM-портах, система защиты от несанкционированного копирования и антивирусный пакет.

В отличие от предложений наших соседей по стенду России, мы не предлагали Западу конкретную продукцию. Представители фирмы «КАМИ» прекрасно понимали, что тем забесплатно не нужны ни модемы, рассчитанные на низкоскоростные линии связи, ни антивирусный комплекс, ориентированный на «советские» вирусы. Поэтому фирма предлагала на выставке не товар, а готовность разрабатывать этот или аналогичные товары в России. Мы демонстрировали свои идеи, технологии, ноу-хау - называйте это как хотите. И всем заинтересовавшимся бизнесменам объясняли, что выпускать в России что-либо пока невозможно, зато разрабатывать в России и затем штамповать, скажем, в Тайване или Финляндии – запросто. Таким образом, выход отечественных товаров на международный рынок должен начинаться с совместного производства «там» того, что разработано «здесь» (конечно, это не касается заканчивающихся нефти, золота и алмазов).

— То есть «бензин ваш — идеи наши»?

— Да, именно так. Это требует минимальных затрат, а эффект может оказаться довольно впечатляющим. К тому же, на компьютерном рынке сотни японских, тайваньских, сингапурских фирм толкаются уже не только локтями, но и остальными частями тела: все готовы производить что угодно и в любых количествах, осталось только найти это "что угодно", которое пока нигде не выпускается. А уж во вторую очередь можно и реконструировать или строить заводы в России. Потому что сами эти заводы смогут выпускать конкурентоспособную продукцию только лет через xx-дцать или xx-десят, так как необходима реконструкция не только станков, но и тех, кто за этими станками стоит. Это мое мнение.

— И как успехи?

— Довольно обнадеживающие. Представители Тайваня уже сделали десяток предложений о выпуске наших транспьютерных плат (и это только во время выставки). Осталось выбрать самый надежный вариант. С выставки мы также привезли несколько контрактов на разработку программных продуктов (опыт подобного сотрудничества уже есть: транспьютерный software, разработанный специалистами «КАМИ», уже около года продается в Англии). Но это, я надеюсь, только первый шаг в широкомасштабном наступлении отечественного ноу-хау на мировой рынок.

Спустя 5 лет была зарегистрирована "Лаборатория Касперского", ставшая в последствиидной из самых успешных российских компаний на мировом ИТ-рынке. Источник.
 



?

Log in